Главная > Интервью > Интервью с Андреем Смирновым

Интервью с Андреем Смирновым

[25 ноября 2016] Комментарии (2)

На сегодняшний день Андрей Смирнов, пожалуй, единственный отечественный гитарист, которого знают по имени и в лицо поклонники тяжелой музыки во всем мире. Молодой, амбициозный и, безусловно, очень талантливый, Андрей «засветился» на Родине с собственной группой Everlost, успел посотрудничать с такими раскрученными составами как Мастер, Земляне и Эпидемия, а на мировую сцену вышел в качестве постоянного участника легендарной немецкой группы U.D.O. В текущем году в карьере Андрея случилось несколько важных вех – Everlost выпустили долгожданный новый альбом “V”, а весь состав U.D.O. отправился в грандиозный тур c программой классических песен Accept, исполняемых под вывеской Dirkschneider. В откровенной беседе Андрей рассказал нам об этапах своего творческого пути, участии в столь разноплановых коллективах, а главное - о музыке, которая сопровождает его всю жизнь.

Андрей, в 12 лет ты открыл для себя совершенно новый музыкальный мир - мир хард-н-хэви. Как ты в таком возрасте пришел к этой музыке?

Мой дед по отцовской линии был заядлым меломаном и имел огромную коллекцию пластинок. В детстве я очень любил слушать и «щупать» их. На смену пластинкам пришли кассеты из коллекции отца. Он слушал такие альбомы, как Accept “Breaker”, Metallica “Master Of Puppets”, группы Scorpions, W.A.S.P… А в подростковом возрасте я, скажу честно, пришел к тяжелой музыке через диско 90-х. Это были в основном артисты типа E-Type, Ace of Base, Доктор Албан - последователи ABBA в электронной такой форме, я бы сказал. Я до сих пор их слушаю с особой теплотой, часто ставлю в машине, когда мы едем на репетицию. Подобная музыка меня расслабляет и радует. Рок-музыка вернулась в мою жизнь лет в 12 вновь, и диско для меня практически перестало существовать. Естественно, с такой музыкой почти сразу пришла и гитара. В этом заслуга моего отца, именно на его гитаре я учился извлекать первые звуки. Мой брат Дмитрий Игнатьев, нынче лидер группы Tantal, гитарист Everlost и кавер-проекта «Metallica с симфоническим оркестром», подсадил меня на гитару тоже, показав то, что он уже умел на тот момент. Я заинтересовался инструментом, расширяя свой кругозор метал-групп. Но когда я услышал концертник “Live After Death” Iron Maiden, у меня просто крышу снесло!

В 15 лет у тебя уже была своя собственная группа Детонатор, впоследствии переименованная в Everlost. При создании группы ты уже точно знал, что именно будешь играть? Или на тот момент главной целью был сам коллектив, а стиль был вопросом второстепенным?

Может, благодаря каким-то личностным качествам, я изначально обладал лидерской жилкой, мне всегда хотелось собрать именно свой коллектив, исполнять свою музыку. Но в то же время, мне очень нравилось подбирать какие-то записи любимых групп, замыливая кассеты или покупая на «Горбушке» отксеренные ноты. Удовольствие это было не из дешевых, один листочек нот стоил примерно около 10 рублей. И приезжая на «Горбушку», я мог себе позволить купить от силы две песни, старательно выбирая их из каталога, что я буду играть сегодня дома. В то время я окончательно понял, что хочу играть в группе. Тогда единственным выходом чему-нибудь научиться было общение с людьми со схожими интересами. И я пошел кружок вокально-инструментальных ансамблей в «Центр эстетического воспитания» в городе Одинцово. Именно там была моя первая группа, которая так и не получила никакого конкретного названия. Причем предложили мне вакансию барабанщика, так как гитаристов тогда было предостаточно. Я согласился, не раздумывая, хотя даже не представлял, куда там что бить, у меня даже барабанных палочек не было! (Смеется). Но я очень быстро освоился, проиграв с ребятами в этой группе с 13 до 15 лет. Я до сих пор обожаю барабаны и благодарен судьбе, что меня вот так занесло освоить смежную профессию, ведь для рок-музыканта, особенно для металлиста, это очень ценно, потому что основа этой музыки – ритм, как ни крути. Играли мы в основном какие-то песни Creedence, ДДТ, Константина Никольского. Меня от этого жутко тошнило, но, тем не менее, это была отличная практика. Я был самым младшим в группе, но уже тогда начал отпускать длинные волосы, предлагал свои идеи и показывал гитаристам какие-то риффы. Но пришло время, когда я уже замучился играть эту ерунду, и я решил найти единомышленников, чтобы создавать и играть именно ту музыку, которая нравится мне. Вот тогда, не без труда, и появился Детонатор, впоследствии переименованный в Everlost.
Уже в 2001 году мы записали первое демо “Suicidal Instincts”. На этом демо присутствовала, наверное, та музыка, к которой я стремился изначально, только взяв в руки гитару. Такой экстремальный, агрессивный, бескомпромиссный металл со всевозможными вариациями вокала, клавишными, аранжировками. Мы тогда все дико фанатели от группы Death, нам нравился ранний In Flames, Dark Tranquillity, и на фоне этих групп мы и создали такой жуткий микс. Песня состояла из 15 риффов, менялись темпы, мелодии, были множество соло. И, естественно, для исполнения такой музыки требовались профессиональные музыканты. Просто так найти на улице барабанщика, который сыграл бы такое, на тот момент было нереально, поэтому мы использовали драм-машину. Царила гранж-эпоха, люди элементарно не старались играть даже гитарные соло, не говоря о сложных барабанных партиях, вся музыка состояла из двухнотного риффа.

В 2004 году выходит дебютный альбом группы, “Bitterness Of The Triumph”. Получился ли альбом таким, каким ты его хотел видеть изначально? Ведь как принято говорить у нас в стране, первый блин обычно выходит комом.

На этом альбоме мы нашли нужный нам баланс, у нас сформировался полноценный коллектив. Я стал поющим гитаристом и начал самостоятельно заниматься вокалом. Да, на тот момент мы поубавили прыть, но я не скажу, что альбом получился как-то плохо. Хотя звук вышел сырым. Но нам тогда было по 17-18 лет, и мы просто реально не могли позволить себе лучшую запись. Все деньги, сэкономленные на прогулках с девушками и на пиве, мы пускали в запись. А не ходить с девушками в кино и не пить пиво мы тоже не могли, так что пришлось искать такой компромисс. (Смеется). Студия, где мы записывались, была полупрофессионального плана, но этот альбом нам принес первые достижения, первый тур, причем этот первый тур был с легендарной польской дэт-метал-группой Vader.

Что ты можешь сказать об этом первом турне? Помогло ли оно взглянуть тебе по другую сторону музыкального, так сказать, бизнеса?

Да, нам было дико приятно играть с группой такого уровня, на тот момент Vader были широко известны. Нам было интересно посмотреть, как работают профессиональные люди, у которых за плечами сотни концертов по всему миру и огромный опыт записей, репетиций, турне. Этот тур дал нам определенный толчок, после которого мы и выдали свою, так сказать, визитную карточку – альбом “Noise Factory” (2006). Я не могу сказать, что с того времени этот музыкальный металлический бизнес как-то изменился. Оснащенность площадок, подход организаторов и музыкантов как был 12 лет назад – все так и осталось.

В 2005 году ты заканчиваешь Российский государственный гуманитарный университет, защитив дипломную работу на тему «Heavy Metal в России в 90-е годы XX века: формирование музыкального канона». Согласись, весьма необычная тема в наши дни, учитывая популярность подобной музыки у нас в стране. Сложно ли было согласовать подобную тему с деканатом? Легко ли тебе далась эта работа?

Да, тема действительно необычная, и я до последнего сомневался при выборе музыкальной темы, для меня в жизни обучение и музыка всегда шли параллельными курсами. Тему мне подсказала младшая сестра, которая вообще далека от всей этой музыки, особенно тяжелой. Не скрою, в школе я был единственным, кто слушал такую музыку, в институте же было от силы пара человек. Я подумал, посоветовался с преподавателями, и мне сказали – тема интересная, не изученная, конечно бери. На кафедре я нашел похожую работу, которая была посвящена норвежскому блэк-металу, причем автором ее была девушка. Ознакомившись, я приступил к работе. Единственное, чем меня ограничили, это периодом времени 90-х годов. Защитил я свою работу с отличием, но самое интересное то, что буквально на следующий день эту работу украли с деканата. Серьезно! Для меня это стало тогда неким открытием. Я понял, что, может быть, я мог бы гораздо больше добиться на этом поприще. Меня даже наш декан приглашал остаться и попробовать себя в качестве аспиранта. Хотя я был посредственным учеником, потому что я одновременно играл в трех группах и работал, а учеба шла каким-то своим параллельным путем.

А кто ты по специальности?

Я по специальности историк и, извиняюсь за выражение, культуролог. Вот такая у меня необычная профессия. Естественно, от слова «культура», а не «уролог». (Смеется).

Через год выходит “Noise Factory”, который стал серьезным шагом вперед в развитии группы. Продюсерами альбома выступили Максим Самосват и Артем Токмаков, для которых работа с Everlost стала дебютом в их продюсерской карьере. Сложно ли было добиться такого высокого итогового результата? С какими трудностями пришлось столкнуться?

Да, как я уже говорил, этот альбом является визитной карточкой группы. С Максимом Самосватом мы давно знакомы, часто вместе джемовали, приглашали его на наши концерты, несмотря на то, что он тогда с Эпидемией колесил не кисло, выступал на крупных фестивалях. В то время Эпидемия выпустила «Эльфийскую Рукопись», после чего стала мегапопулярной, у них начались первые серьезные гастроли. Для российской метал-группы это просто нонсенс, а в те времена особенно. И вот тогда у них появилась возможность иметь свою студию, появились спонсоры, дорогостоящее оборудование, которого зачастую не было на других профессиональных студиях. Поэтому мы и решились на такой шаг, воспользовавшись услугами этих ребят. Для Максима и Артема это была первая работа такого плана. Это сейчас они спродюсировали уйму коллективов, которые крутятся на «Нашем радио» и выступают на больших площадках, а тогда мы были первыми.

Следующие два альбома коллектива, «Эклектика» и «Путь непокорных», вышли уже на русском языке. В чем была причина изменения языковой направленности?

Альбом «Эклектика» вышел в 2009 году. После выхода “Noise Factory” мы окончательно поняли, в каком направлении мы хотим двигаться, чтобы найти свое лицо. Все наши попытки пробиться на Запад ни к чему серьезному не привели. В итоге мы решили сделать ставку на русскоязычного слушателя, воспользовавшись нашими связями здесь, на Родине, благо их появлялось все больше и больше. Альбом был записан с гостевым участием Евгения Егорова, ныне тоже вокалиста Эпидемии. Мы тогда ударились во всякие лирические баллады и тому подобную хрень. (Cмеется). Этим самым мы хотели себе доказать, сможем ли мы сделать что-то другое, отличное от предыдущего альбома. И смогли. Первый тираж альбома, выпущенный лейблом Irond, был распродан практически за полгода и сейчас эти диски являются раритетом.
«Путь непокорных» вышел в 2011 году после трагического события - Павел Чернобай, участник Everlost, с которым мы и начинали группу, тогда трагически скончался. Мы потеряли не только участника группы, мы потеряли замечательного музыканта, друга и, что самое главное, одного из композиторов группы. Для нас такая потеря далась непросто. Я даже в один момент сказал, что временно отключаюсь от этого процесса, мне реально был необходим какой-то период времени, чтобы переварить все это, настроиться снова на рабочий лад, найти себя заново. И тогда мы создали этот альбом «Путь непокорных». Он получился достаточно мрачным, мы тогда решили – ну их нафиг, эти чистые вокалы, баллады и тому подобное, мы будем мочить, как хотим. Альбом был записан втроем: я записал все гитарные партии, соло, вокалы, клавишные аранжировки, а ребята - бас и барабаны. В таком трио-составе коллектив существовал долгое время. Мы не прекращали попытки найти нового гитариста, претендентов было достаточно, но в них не было характера. И этот характер мы нашли в 2013 году в лице Дмитрия Игнатьева.

За все это время ты, помимо своей группы, успел поиграть и в других коллективах, например, с группами Shadow Host и Мастер. С обеими группами ты записал по одному альбому. И если с ростом успеха Everlost ты принял решение покинуть Shadow Host, то Мастер - группа самодостаточная и хорошо известная, такими группами просто так не бросаются. Но все же ты заявил о своем уходе из группы. Что тебя не устраивало в Мастере?

Когда я пришел в Мастер, у группы был новый прилив сил, новая молодость. Но, отыграв какое-то время, я понял, что нахожусь в каком-то тупике. Да, были концерты, записывался новый альбом, но в альбом, конечно же, были выбраны песни Алика Грановского как лидера, лишь только одну свою песню мне удалось туда пропихнуть. Меня это не устраивало, так как для меня творчество всегда было в приоритете. Ведь что может удержать музыканта в коллективе? Конечно, творчество. Если этого нет, то ты начинаешь искать что-то другое. А что? Финансовую выгоду, правильно? Да, финансово с Мастером были какие-то деньги, мы гастролировали, играли, но одновременно с этим были какие-то непонятные обязательства. В то время я начинал сотрудничать с Сергеем Скачковым и с группой Земляне, а Алик это мое сотрудничество воспринимал в штыки, как будто я был изменником всему хэви-металу. Я объяснял им, что играть с Землянами мне просто в кайф, я люблю играть музыку и хочу делать это на профессиональном уровне, а не сидеть здесь с ними и пить водку. Пускай это не хэви-метал, но это и не самое дерьмо, которое можно придумать, это все-таки рок, как ни крути, хоть и старперский. Потом я начал сотрудничать с Эпидемией, поехал в тур с Полом ДиАнно. И вот на этой почве начались конфликты, меня все это очень сильно расстраивало. Особенно когда я делал выбор в пользу группы Мастер, отказываясь от реальной возможности заработать деньги, выступив с группой Земляне - я просто ехал с Мастером, уделяя им внимание в угоду творчества, которого было немного, а потом еще слушал, какой я изменник тяжелому металлу в России. В один прекрасный момент я не выдержал и сказал, что все, хватит, извините, я вас всех очень сильно люблю, но так не могу больше продолжать. Вот на этой ноте мы тогда и расстались.
Сейчас же я вспоминаю эти времена с теплотой, и мы с Аликом на каком-то подсознательном уровне понимаем и уважаем друг друга. Мне всегда нравилась музыка Мастера, особенно наша концертная команда. Относительно недавно мы с Аликом виделись на концерте Кипелова в “Ray Just Arena”, и мы в первый раз за долгие годы пообщались. Думаю, все наши обиды остались в прошлом.

С 2011 года ты являешься сессионным гитаристом двух вокалистов Iron Maiden, Пола ДиАнно и Блэйза Бейли, на концертах в России и странах СНГ. Легко ли было работать с такими музыкантами? К тому же, ДиАнно известен своим непредсказуемым поведением.

В составе Пола ДиАнно я оказался с 2010 года. И практически сразу я нашел с ним полное взаимопонимание. Да, многие его боятся как человека за его резкость и наглость. Но у нас с ним сложились хорошие отношения, мы постоянно шутили, подкалывали друг друга в турах. В 2011 году к нам присоединился Блэйз Бейли, и мы все вместе покатили в большой тур по России и странам СНГ, играя сумасшедшую программу двух разных эпох Iron Maiden. Я большой фанат Iron Maiden, и я был на седьмом небе от счастья, играя эти песни на сцене, да еще плечом к плечу с оригинальными вокалистами «Мэйден». Уже тогда у Пола были проблемы со здоровьем. Он приезжал с палочкой, но весь концерт отрабатывал по полной. Сейчас год от года ему становится все хуже. Наверное, он не хотел лечиться, он такой панк по своей натуре. И вот к чему это привело. Недавно где-то в Японии он играл концерт, я видел фотографии с этого выступления. Зрелище совсем печальное – Пол поет в инвалидном кресле.

Хочется также отметить твою работу в группе Сергея Скачкова Земляне. Ведь наверняка ты в детстве слушал на кассетах такие хиты Землян, как «Трава у дома» или «Поверь в мечту», или мы ошибаемся? Кстати, на официальном сайте группы ты до сих пор значишься как действующий гитарист Землян.

Конечно, я слушал эти песни в детстве, даже помню, как клип «Каскадеры» показывался по музыкальным программам типа «Муз-ТВ». И да, я до сих пор принимаю участие в концертах Землян, если у меня есть такая возможность и время. Последний раз мы вместе играли в сентябре, на Дне города, нас даже по телевизору показывали. (Смеется). У нас отличные отношения, мы до сих пор много общаемся. Я не афиширую такие концерты, так как не считаю это особо нужным. Кстати, несмотря на то, что в Землянах я провел уже долгое время, это, наверное, единственный мой коллектив, с которым я до сих пор не записал ни одного номерного альбома. Парадоксально, но факт. Хотя у Скачкова выходили альбомы, но у нас не складывались графики. Относительно недавно у него вышел отличный сольный альбом, суперский просто. Я прям ему респект высказал за это. Может, такая музыка сейчас не так рекламируется и не так популярна, как раньше, но, тем не менее, Сергея узнают, приглашают. И он до сих пор выступает.

За твоими плечами уже 3 сольных альбома – “Adrenaline”, «Тонкая Грань» и “Gladiator”. Можно ли сказать, что в этих альбомах нашли свое отражение те композиции, идеи и мелодии, которые каким-то образом не подошли Everlost и другим проектам?

Нет, я бы так не сказал. Это, скорее, другая сторона меня. Когда я что-то сочиняю, придумываю, я весь погружен непосредственно в это действо. И у меня нет какого-то разделения в голове, что вот этот рифф я бы мог пристроить в какую-то другую группу, нежели в эту. Все начинается с желания что-то сделать. И у меня были четкие желания записать сольные альбомы. Музыкант – это, в первую очередь, творец. Мне нравится творить, без этого я впадаю в некий анабиоз, как будто мне перекрывают кислород. Отсутствие творчества в группе для меня губительно. Наверное, предшественником записи сольных альбомов стали мои мастер-классы, которые я давал на всяких музыкальных выставках и прочих мероприятиях. Я до сих пор это делаю, в том числе и в Германии. Мне это тоже нравится. Я не люблю преподавать, потому что меня это сильно выматывает психологически, я погружаюсь слишком глубоко в это. У меня накопилось много инструментальной музыки, но потом я понял, что я больше любитель музыки с вокалом, и начал сочинять вокальные мелодии, писать именно песни. Считаю, что первый альбом “Adrenaline” получился достаточно успешным, и я до сих пор люблю переслушивать некоторые композиции с него. В общем, мое сольное творчество - это, скорее, эксперимент и желание доказать себе самому и показать людям, что у меня есть какая-то другая лирическая сторона.

То есть, как мы поняли, ждать от тебя инструментальный альбом не стоит?

Я не люблю слушать инструментальную музыку. Да, я могу с удовольствием послушать какую-то новую композицию одного из гитаристов-виртуозов, будь то Пол Гилберт или Джо Сатриани. Но если говорить о целых альбомах, я реально впадаю в спячку, если я не слышу голос, для меня это вообще губительно. Без голоса музыка превращается для меня в какой-то монотонный запил, и с третьей песни я начинаю терять музыкальную нить, несмотря на превосходную игру и тому подобное. Я люблю музыку, в которой есть голос.

За твоими плечами немалый список разнообразных коллективов (Эпидемия, Галактика, Margenta и другие), в которых ты принимал сессионное участие. Что тебе дает это сотрудничество? Может, опыт в новых жанрах?

Да, скорее опыт. С Эпидемией мне было интересно поработать. Альбом «Дорога Домой», который мы записали, был воспринят фанатами в штыки, так как из песен исчезли все эти эльфы и гномы. Честно говоря, я сам не любитель фэнтази, но мне нравится их подход, их мелодика. И на мой вкус, песни с альбома «Дорога Домой» были хорошие, более взрослые, что ли. Может быть, по этой причине они были отвергнуты какой-то частью их аудитории. Другими словами, альбом приняли, но не так, как ожидали этого сами музыканты.
Работа с Маргаритой Пушкиной также по-своему была интересна. Все эти длиннющие композиции, нетипичные для неискушенного слушателя аранжировки – все это было непросто. Продвинутым людям, помешанным на творчестве Маргариты Анатольевны, это все очень нравится, и слава богу. И благодаря участию в альбоме «Династия Посвященных» я и попал в группу Мастер. Работа происходила на их студии, мы быстро познакомились. Они сильно удивились, когда узнали, что я знаю, как звучат и играются их старые песни. Мы с Аликом включили какую-то старую драм-машину на базе и сыграли практически всю концертную программу Мастера вдвоем. Было смешно. Был такой дружеский джем, после которого мы не стали ничего обсуждать, а просто начали работать вместе, и все. Наверное, так и должно было быть тогда.
Галактику я открыл для себя после того, как познакомился с Олегом Ховриным в Мастере. Это барабанщик, с которым мы вместе записали уже с десяток альбомов, в том числе и для разных артистов. Олег был участником группы Галактика, которая в свое время ломанулась за славой в Америку вслед за Парком Горького. Многие до сих пор помнят и любят эту группу, у многих она на слуху, а значит, было интересно перезаписать какие-то их старые композиции в новом звучании, чтобы напомнить о группе заново. Вот мы и решили некоторые хиты перезаписать, переаранжировать, плюс еще добавить несколько новых композиций. В результате мы сделали новый альбом «Последний Летний День», который вышел на CD-Maximum в 2012 году. Для меня это был огромный опыт и большая ответственность, ведь ко мне в руки попало наследие 80-х. Пусть эта группа и не первой величины и не настолько популярна, как Парк Горького, но, тем не менее, эта группа со своей уникальной историей и имеющая свою огромную фэн-базу, которая их уважает, любит и помнит. Я постарался все сделать максимально качественно, впервые принимал участие в записи, сведении и аранжировках, был даже в каком-то смысле продюсером на записи. Для меня это было новым этапом в музыке.

Вот мы и подошли к совершенно новому периоду в твоей жизни – твоему участию в составе немецкой группы U.D.O. Чего уж говорить, три года назад все отечественные «тяжелые» музыкальные СМИ пестрели новостями о том, что наш соотечественник попал в состав столь знаменитой группы. Мы понимаем, что за эти три года этот вопрос тебе задавали не один десяток раз, но мы просто не могли его не задать. Давай все-таки в очередной раз вспомним, как ты попал в этот коллектив?

Нет проблем! В ноябре будет неофициально четыре года, как я являюсь гитаристом U.D.O. Официально четыре года будет только в январе. А все началось с того, что на вашем замечательном сайте я прочитал объявление о том, что из группы U.D.O. ушел гитарист, он же один из основателей коллектива, Штефан Кауфманн. И группа рассматривает заявки всех желающих принять участие в этом кастинге на роль гитариста, стоит лишь прислать заявку по такому-то адресу. Я подумал, а почему бы и нет? У меня есть время, резюме, пресс-релиз, осталось все дополнить свежими ссылками на свои новые работы и гастроли, и вперед! Проходит какое-то время, и я получаю письмо о том, что я отобран одним из претендентов на вакантное место гитариста. Для меня это было шоком. Я прекрасно понимал эту разницу, геополитическое разделение, нашу отдаленность от всей европейской тусовки, все эти проблемы с получением виз и прочие геморрои по оформлению документов. Но, конечно же, я незамедлительно согласился, отписал, что с удовольствием приеду, у меня как раз намечается тур с Полом ДиАнно и Блэйзом Бейли, который заканчивается в Праге, и после этого я запросто готов рвануть в Германию. Так оно и произошло. После гастролей я полетел в Дюссельдорф, где с пылу с жару состоялось мое знакомство с самим Удо и басистом Фитти Винхольдом. Мы встретились, погуляли, пообщались, и я остался там еще на три недели, чтобы записать новый альбом U.D.O., впоследствии вышедший под названием “Steelhammer”.

Сложно ли было адаптироваться к группе такого уровня? Наверняка и языковой барьер ограничивает общение с музыкантами?

Да, поначалу было непросто. Для меня все было в новинку, начиная от постоянного общения на английском языке и заканчивая наличием личного гитарного техника, который будет делать все, что мне нужно. А я же 15 лет проползал по сцене, раскладывая себе примочки, провода, настраивая себе гитару и самостоятельно меняя струны. (Cмеется). Для меня это было дико. Я слабо представлял, как это я буду доверять свою гитару какому-то другому человеку. Сейчас, конечно, это звучит смешно, но я не знаю, как это по-другому описать. Но после первого тура я вошел в колею, сейчас я всем доволен. За это время, что я в группе, мы сделали очень многое. Здесь все по-другому, все на профессиональном уровне. Я не хочу сказать, что у нас в России все плохо, нет. Но наши российские гастроли — это всегда своего рода рок-н-ролл, легкое безумие. Ты никогда не знаешь, что будет завтра, куда ты поедешь, и куда тебя поселят. Или сходить в ресторан и на следующее утро, простите, не слезать с толчка. У нас всегда найдутся оголтелые, сумасшедшие фанаты, которые потом повезут тебя кататься куда-нибудь на яхте и тому подобное. В Европе это полностью отсутствует, там такое спокойствие, размеренность, день ото дня примерно все одно и то же, меняются только площадки и организаторы. И, несмотря на большой опыт моих коллег, гастроли по России, Украине и Белоруссии до сих пор вызывают у них удивление.

В чем главные отличия в работе западных групп от отечественных? Чего так не хватает нашим группам, чтобы громко заявить о себе? Ведь если на нашей сцене убрать группы из так называемой «Арийской семейки», то отечественная метал-культура обречена на провал – никто не займет освободившуюся нишу, так как попросту нет достойных кандидатов.

Да, совершенно верно. Хотя у нас есть талантливые ребята, появляется все больше и больше талантливых групп. Проблема, в первую очередь, в отсутствии доверия со стороны аудитории. Я не скажу, что аудитории нет, но российского музыканта аудитория редко когда поддерживает. Есть некий барьер, мол, у нас «совок», а там, за границей, гораздо профессиональнее играют на гитаре и поют. Но это не так. За рубежом живут такие же музыканты, как и у нас, они так же трудятся, стараются, но почему-то отношение у нас к чужим лучше, чем к своим. А к своим отношение становится хорошим, когда ты становишься популярным. С приходом популярности люди почему-то сразу меняют к тебе отношение, они вынуждены сразу с тобой считаться. Я проходил этот болезненный момент, много лет доказывая, что я чего-то могу, что я что-то стою, и многие люди в это не верили. Но в один прекрасный момент они увидели какие-то результаты и стали ко мне по-другому относиться.
Я считаю, нам очень сильно не хватает профессионального менеджмента. Ведь у нас менеджмент как работает? Если ты делаешь все сам и становишься популярным, на твои концерты начинают ходить люди по всей России, Украине и Белоруссии, то сразу к тебе цепляются деятели шоу-бизнеса, которые садятся тебе на хвост и начинают, как они говорят, тебя продвигать. На самом деле, они берут уже готовый продукт, может быть, чуть шире раздвигают горизонт, но фактически они садятся тебе на шею и пользуются тем, что ты уже заработал, что ты сделал сам. Я считаю, что это в корне неправильно. Изначально менеджмент должен прослушать молодую группу на концерте и, видя в них потенциал, начать помогать им чуть ли не с записи самой первой песни. Ни для кого не секрет, что менеджмент Iron Maiden - это люди, которые организовывали их первые концерты, поддерживали и болели за них, когда они были совсем еще в зачаточном состоянии.

С U.D.O. ты записал уже два полноформатных альбома – “Steelhammer” и “Decadent”. Причем во втором альбоме ты принял активное участие в сочинении материала. Сложно ли работать с товарищем Удо? Как нам кажется, он добрый, располагающий к себе человек. Мы правы?

Да, все верно, Удо очень приятный в общении человек. Но, в отличие от других коллег по цеху, он не очень любит активное общение с фанатами. Многих это отпугивает, думают, что он такой негодяй, не любит поклонников и не хочет с ними лишний раз перекинуться словом-другим. На самом деле, у Удо, как и у любого человека, есть свой характер, и в общении с фанатами присутствует определенная граница. Но это не мешает людям получить от него автограф или совместное фото на память. Он просто не любит купаться в лучах собственной славы.
Что же касается работы - с Удо мне комфортно и легко работать. Музыка – это часть моей жизни, она сидит в моем мозгу, в моем сердце. Придумать рифф, мелодию, записать соло – для меня это абсолютно естественная вещь, я ничего не вымучиваю. Мне нравится этот процесс создания новой песни. Я люблю сочинять не меньше, чем играть на сцене. И я очень жду того момента, когда мы наконец-то приедем в студию и начнем работу над нашим следующим альбомом. Судя по нашему расписанию, это будет уже в следующем году, после американско-канадского тура.

Ты также являешься участником группы Dirkschneider, еще одного проекта Удо. Этот проект уникален тем, что в его рамках исполняются композиции группы Accept, которые в свое время записывал Удо. Почему Удо решил больше не исполнять эти композиции в рамках проекта U.D.O.? Ведь концерты U.D.O. нельзя представить без таких хитов как “Balls to the Wall” или “Princess of the Dawn”.

Мы и сейчас готовы исполнять хиты Accept с группой U.D.O. Но группа Accept до сих пор существует, и эти же хиты можно услышать в их исполнении под этой маркой. Да, у нас есть большой козырь - оригинальный вокалист, с голосом которого и ассоциируются эти песни. Но, тем не менее, у группы U.D.O. есть своя богатая дискография, есть много хороших композиций, которые хочется сыграть на концертах. И здесь я поддерживаю Удо и его решение – нельзя зависать на композициях Accept, имея за плечами богатый багаж своих собственных классных песен. Да, может, это заявление звучит как-то жестко, но поклонники могут совершенно свободно прийти на концерт Accept и послушать полюбившиеся песни в их живом исполнении.
Для нас же проект Dirkschneider является глобальной разовой акцией. Что будет дальше с этим проектом, я не знаю. Но, учитывая богатый каталог песен U.D.O., мы найдем достойную замену хитам Accept. Ведь такие песни, как с альбома “Animal House”, достойны быть на месте тех же самых стандартных «открывашек», как “Metal Heart” или “Balls To The Wall”. Может, даст бог, мы напишем новые композиции, которые будут достаточно хороши, чтобы заменить эту классику Accept. Ну и, конечно, хочется привлечь внимание нового слушателя, ведь у многих нет той привязанности к классике Accept, для них песни из альбома “Decadent” имеют такой же сакральный смысл, как для нас “Metal Heart”. Мне приятно видеть на концертах молодые лица, и я это не скрываю. Это значит, что музыка живет и развивается, и группа актуальна.

Наверняка еще в школе ты заслушивался хитами Accept. А что чувствуешь, играя эти хиты плечом к плечу с Удо перед многотысячной аудиторией?

Я балдею! (Смеется). Потому что исполнять эти песни в техническом плане гораздо проще, так как аранжировки и сам материал очень простые. Не нужно думать о каких-то сложных нотах или о риффах, ты просто выходишь на сцену и балдеешь. И это чувствую не только я, это чувствуют все. Мы гораздо больше чувствуем ответственность, играя свои композиции, нежели исполняя классику Accept.

Буквально пару часов назад был анонсирован официальный выход концертного альбома проекта Dirkschneider “Live – Back To The Roots”. Что ты можешь сказать про этот релиз?

Этот альбом – очень важное событие в моей карьере. Придя в группу U.D.O., я никак не ожидал, что в будущем будет реализован такой проект. Я думал, что песни Accept мы будем исполнять на концертах время от времени, а тут раз – и мы гастролируем со всеми этими хитами. Этот альбом получился максимально честным. Ни для кого не секрет, что сейчас практически все группы пользуются современными технологиями, неоднократно перезаписывая и переигрывая песни в студии, скрывая все свои ошибки и подмешивая в общий микс звук толпы. Вот этот наш альбом – он на 100% честный. Все, что на нем есть - это реальный концерт, наше реальное выступление от начала и до конца. Если кто-то найдет там помарку, значит, эта помарка имела место быть. На альбоме запечатлен именно тот гейм, тот момент, тот час и та эмоция, которые действительно были на концерте. Поэтому “Back To The Roots” особенно ценен для меня. В наше время это большая редкость, когда группы решаются на такую честность. Мы даже как-то не переживали по поводу записи этого альбома. Да, мы знали, что записываемся во время концерта, но мы не слишком думали о том, как бы все правильно и чисто сыграть. Мы просто получали удовольствие от игры. Я думаю, что люди, послушав этот альбом, смогут это услышать и понять. И самое главное - почувствовать.

26 ноября проект Dirkschneider примет участие в московском «Ария-Фесте», выступив с группами Ария и Almanac. Что ожидать поклонникам Accept от этого шоу?

Мы всегда стараемся сделать шоу максимально интересным и продолжительным, даже если это фестиваль. Конечно, в рамках фестиваля будут какие-то компромиссы по времени и в плане сет-листа, но мы постараемся максимально сохранить наработанную программу и представить ее ближе к виду нашего концертника “Back To The Roots”. Музыка Accept, несмотря на тяжесть, ассоциируется все-таки с позитивом, поэтому, я думаю, мы принесем заряд этой позитивной энергии. К тому же, людям будет приятно услышать эти песни в исполнении Удо, потому что многие из этих песен он долгие годы игнорировал.

U.D.O. давно уже стал «своим» коллективом, с завидной стабильностью выступая в крупных городах нашей страны. Наверняка ты в курсе, что думает Удо о России? И удается ли ему посмотреть местные достопримечательности?

Да, Удо давно уже стал в каком-то смысле народным артистом на просторах бывшего СНГ, ему очень нравятся гастроли по России в частности. Наш менталитет он воспринимает как некое культурное сумасшествие. Немецкий менталитет ассоциируется, в первую очередь, с продуманностью, взвешенностью. А у нас это такой легкий хаос, легкое безумие. И это относится не только к гастрольной деятельности, когда ты реально не знаешь, что будет завтра. В первую очередь ему нравятся сами люди, нравится аудитория, нравится путешествовать по стране на поездах. Кода я узнал про поезда, я вначале сильно расстроился. Говорю: «Удо, я уже 15 лет гастролирую исключительно на этих поездах, давай лучше полетаем». (Смеется). Сейчас мы все-таки сошлись на самолетах, так как действительно в рамках тура целесообразнее передвигаться по воздуху, это экономит много времени. Поезда – это, конечно весело, есть своя специфика. Но, прилетев на самолете, ты сможешь не спеша поесть, принять душ и выспаться в нормальной кровати перед концертом – это гораздо лучше, чем с поезда сломя голову бежать на саундчек. Также Удо нравятся наши достопримечательности, он с удовольствием, если время позволяет, все это смотрит, мы ходим, гуляем. Бывало и такое, что мы специально просили людей свозить нас на исторические объекты. Я сам во время гастролей по Европе или Америке стараюсь, в первую очередь, уловить атмосферу городов, проникнуться его духом. А культурные достопримечательности имеют для меня второстепенное значение. Думаю, у Удо происходит то же самое, поэтому он так часто в интервью упоминает про людей, про характеры и менталитет. Ему также хочется почувствовать, как и чем живут люди, уловить атмосферу. Может, поэтому мы любим шопиться .(Смеется). Да-да, мы с Удо и Фитти любим погулять по большим торговым центрам, что-то найти интересное для себя или для сцены. Так сказать, гламурная троица. (Общий смех).

Многие фанаты и критики обвиняют творчество U.D.O. в похожести - мол, иногда сложно определить, с какого альбома та или иная песня. А как ты думаешь на этот счет?

Конечно, любую группу со стажем и объемной дискографией можно обвинить в похожести материала. У Удо каждые два года выходит новый диск, общее количество песен перевалило за две сотни. И здесь слушатели немножко не правы, говоря такое. С одной стороны, это говорит о том, что группа избаловала слушателя своим постоянством. А с другой стороны, что в этом такого, если люди ждут нового альбома и хотят его слышать? Для меня действительно важно творчество, я не хочу быть участником известной группы и просто срубать «капусту» на гастролях, ничего при этом не записывая. И для Удо тоже важно иметь раз в два года новый диск, я его поддерживаю целиком и полностью. Может, какие-то альбомы получались менее удачными. Но про последние два релиза я таких отзывов не слышал. Я считаю, что группа нашла правильный баланс и идет верной дорогой.

Какие планы у U.D.O. и Dirkschneider на ближайшее время?

Уже послезавтра мы все встречаемся в Норвегии, чтобы отыграть концерт Dirkschneider в городе Ставангер. Этим концертом мы открываем вторую часть тура, который включает в себя большое количество концертов по городам Европы, Украины, России, Белоруссии. Тур закончится в Германии на той же самой площадке, на которой фактически все и начиналось. В конце декабря у нас запланированы так называемые рождественские каникулы. Продлятся они не долго, буквально 2 недели, после чего мы летим в Северную Америку и Канаду, чтобы закончить этот масштабный тур. А дальше будем работать над новым альбомом U.D.O. Мы уже обсуждаем какие-то идеи, но полностью приступим к работе, как только вернемся из Штатов в начале следующего года.

Давай вернемся к Everlost. Совсем недавно вышел в свет пятый полноформатный альбом группы – "V". Сразу же назревает вопрос – в чем причина возвращения к англоязычному материалу?

Причин много. Нужно понимать, что аудитория для такой музыки у нас в стране крайне ограничена. Поэтому мне хочется донести эту музыку для более широкой аудитории, используя все те возможности, знакомства и контакты, которые у меня были и появились в результате участия в U.D.O. Я думаю, это правильный шаг в плане развития группы.

Наше мнение по альбому “V” – он явно обошел своих предшественников! И с нами согласны большинство музыкальных критиков и львиная доля поклонников творчества Everlost. Мощный, мелодичный, хитовый альбом. Как думаешь, в чем основной фактор успеха этого релиза?

Мне очень сложно оценивать этот альбом, будучи участником коллектива. Я очень редко переслушиваю свои работы. Сами песни были придуманы и написаны давно. Я просто очень долго ждал правильного момента, чтобы все это реализовать. Фактически, диск около года пролежал на полке. Может, так и должно было произойти. Не главное записать материал и издать альбом, а главное - в правильное время и правильной форме его преподнести. Нам попался хороший издатель в России, Mazzar Records, который предоставил нам мощную информационную поддержку. Я думаю, что это один из удачных наших релизов в плане промоушна. Такого уровня мы не имели со времен 2006-2007 годов. После тех лет весь музыкальный бизнес резко рухнул, профессиональные рецензенты и репортеры исчезли как класс. Сейчас я вижу, что действительно, наверное, было правильно немножко подождать. Надеюсь, со следующим альбомом мы не будем так тянуть. Мы воспользуемся всяческими паузами и перерывами, соберемся, придумаем и запишем. Мы с ребятами до сих пор вместе, пережили много тяжелых моментов друг с другом. Я очень ценю, что они понимают мою занятность и продолжают развиваться на музыкальном поприще, а не сидят на месте и ждут, пока у нас появится свободное время, чтобы что-то создавать. И, конечно, мы становимся опытнее и профессиональнее. Я думаю, что наш следующий альбом должен получиться еще лучше, и мы приложим все усилия, чтобы это произошло.

На данный момент тебе наверняка непросто уделять время Everlost? Не отразится ли это на будущем группы?

Да, действительно, с моим участием в U.D.O. времени на Everlost стало значительно меньше. С U.D.O. у нас огромная занятность, это ответственность, работа. И даже когда после туров и гастролей возвращаешься домой, в первую очередь хочется побыть со своими близкими, семьей, сделать какие-то домашние дела, а не бежать сразу же на репетицию. Но я себя все-таки приучил и прекрасно разграничиваю все эти дела, как бы сложно это ни было. Я не могу не творить. Не могу находиться без сцены. Да, с одной стороны, я не уделяю своей группе время целиком и полностью. Но, с другой стороны, на данный момент это время и не требуется. Творческий процесс у нас идет всегда, и несмотря на загруженность участников, мы всегда можем обменяться новыми идеями онлайн, общаться друг с другом. С репетициями также нет проблем – мы не начинающие ребята, чтобы зависать на репетиционной базе по 10 часов в день. Мы можем собраться перед гастролями, неделю плотно порепетировать, и все получится.

В своей группе помимо гитары, ты еще занимаешь место у микрофонной стойки. Где ты так научился петь? И не сложно ли тебе совмещать сразу два амплуа? Не было желания взять в группу вокалиста?

Желание взять в группу вокалиста было изначально, так как я никогда себя не ощущал полноценным певцом. В коллективе очень важно найти человека близкого по духу. И в свое время мы прослушали множество кандидатов, со многими переработали. Так сложилось, что с самого начала истории группы мы не смогли найти человека-певца, который бы разделял наши музыкальные предпочтения, у которого была такая же прыть, как и у нас. Мы до сих пор ищем себя, стремимся к чему-то и готовы на многое ради своего творчества. Зачастую певцы начинают копировать других вокалистов, например, любимого мною Валерия Александровича, но при всем уважении к Кипелову, я не хочу играть очередной клон Арии, какими бы популярными эти группы ни были. Я часто общаюсь с музыкантами групп Ария и Кипелов, мы периодически пересекаемся, любим и уважаем друг друга, но изначально я дал себе такую установку, что я должен найти себя сам, я не хочу влезать в, как вы ее назвали, «семейку» группы Ария. Может, это слишком смелое заявление, ведь я сам большой фанат этой музыки с детства, но я считаю, что подражание другим группам - это тупик. Практически все вокалисты, которых мы прослушивали, искали группу, которая играла бы музыку типа Арии. Поэтому у нас не совпадали векторы движения. В итоге мы решили, что петь буду я. Пускай в каких-то вещах мы будем ограничены, я не смогу спеть супер-слезливую балладу, но зато мы прекрасно знаем, что у нас коллектив единомышленников, и нам не нужно иметь дело с капризным товарищем, которого может что-то не устраивать в нашей музыке.

Совсем недавно у Everlost состоялся юбилейный концерт, приуроченный к 15-летию коллектива и выходу альбома “V”. Как прошел концерт? Ощущаются ли эти 15 лет?

Да, вы правы, 15 лет - уже серьезная дата для любого коллектива. И осознание этого возраста пришло только после концерта, когда Дмитрий Антонов, наш первый вокалист, выступив с нами на этом концерте в качестве приглашенного гостя, сказал: «Знаешь, а моей дочери уже 14 лет». Вот после этих слов и пришло осознание того, что Everlost - уже не молодая группа, а фактически сформировавшийся зрелый коллектив со своим музыкальным стилем, характером и своим лицом. Я хорошо помню, что когда Дмитрий уходил из группы, у него только родился ребенок. Дима уже давно разменял микрофонную стойку на гитару, сейчас он является гитаристом разных групп, играет экстремальную музыку, и для него мы такая попса, в общем-то. (Смеется). 15 лет – это не страшный возраст, и не нужно придавать какое-то серьезное значение этим цифрам. Мы за это время сделали немало. Может, не столько, сколько хотелось бы, но в наших реалиях и условиях мы сделали достаточно.
Сам концерт прошел замечательно, главной его целью была большая двухчасовая концертная программа, чего мы никогда раньше не делали. К тому же, это был только наш концерт, без всяких там фестивалей и групп разогрева. Это была наша сцена, наш клуб, мы сделали максимально интересным сет-лист, включив в него те песни, которые ни разу не исполняли. И, самое главное, мы все это отсняли и записали. И я очень надеюсь, что следующим нашим релизом станет концертный альбом и DVD с записью концерта.

Какие планы у Андрея Смирнова на ближайшее время?

У меня одна цель – ТВОРИТЬ! Как я уже говорил, в скором времени продолжатся гастроли с Dirkschneider, затем мы хотим записать новый альбом U.D.O., для которого мы параллельно с гастролями уже придумываем новые идеи, отсылаем друг другу риффы, мелодии. Очень жду момента, когда мы попадем в студию и начнем полноценно работать над альбомом, эта атмосфера меня прямо влечет. Ну а потом я хочу закончить работу над сведением концертного альбома Everlost. Также у меня есть ряд готовых композиций для нового альбома Everlost. В плане сольного творчества я тоже не сидел на месте и уже записал часть следующего сольного альбома – это будет совершенно другой материал, и в этот раз я не хочу оставить в стороне русскоязычного слушателя, сделать приятное тем людям, которые поддержали меня в самом начале моей карьеры. Четыре основных направления моей деятельности на конец этого и начало следующего года будут именно такими. До встречи на концертах!

Александр “SUMRAK” Нефедов, Ирина Нефедова (23 ноября 2016)

Оригинальный текст интервью - www.headbanger.ru

Похожие записи:


Categories: ИнтервьюTags: , , , , ,
  1. Stevensib
    Stevensib
    21 апреля 2017 в 10:05 | #1

    грузоперевозки в гатчине

  2. Jamescoisa
    Jamescoisa
    25 апреля 2017 в 06:53 | #2

    прогон хрумером логин скайпа pokras7777

Для комментирования на сайте необходима авторизация или регистрация.