Главная > Интервью > Интервью "Радио России"

Интервью "Радио России"

[25 января 2007] Комментировать

Сегодняшней передачей мы продолжаем традицию предоставлять эфирное время начинающим группам. В студии – музыканты молодой команды "Everlost" Андрей Смирнов и Сергей Волков.

Ваша группа молодая, хотя это всё относительно, так как вам уже около 5 лет.

А. Смирнов: Пять лет группе исполнилось 1 апреля 2006 года. Это уже достаточно внушительный срок, но по российским меркам мы считаемся молодой командой, потому что у нас в стране можно добиться определённых результатов порой только после 10 лет работы или даже после 15.

Может быть, дело не в мерках? Как вы сами себя ощущаете?

А. Смирнов: Достаточно уверенно. Новый диск "Noise Factory" ("Фабрика шума") стал нашим вторым серьёзным опытом. Считаю, что дальше должно быть только лучше.

Как всё у вас начиналось?

А. Смирнов: Начиналось всё достаточно банально. Двое молодых, тогда 17-летних парней решив поиграть песни любимых групп, стали собирались на квартире. Потом они поняли, что необходимо как-то развиваться, стали искать единомышленников, что оказалось не так легко, ибо стиль у команды достаточно не традиционный. Нами выдвигались большие требования к музыкантам. Мы сами старались много заниматься, много играть, совершенствоваться. В итоге нас собралось четверо. И теперь мы идём по одной дороге, у нас общие цели и интересы. Думаю, что мы будем двигаться только вперёд.

С какими трудностями приходилось вам сталкиваться в процессе становления группы? Вы же не московская группа, а из Подмосковья?>

А. Смирнов: Да, из ближнего Подмосковья. Все мы живём в городе Одинцово. Трудности у нас были абсолютно теми же, с какими сталкиваются все начинающие группы. В нашей стране нет никакой программы, которая бы поддерживала молодые коллективы, в частности, рок- и метал-группы. Подобное представить абсолютно невозможно, ибо мы всё ещё находимся на переходном этапе.

Поэтому нам пришлось делать общий бюджет группы, из которого мы оплачивали свои репетиции. Каждый вкладывал свои средства в инструменты, в занятия. Благо, сейчас появилось много школ, большое количество видео- и аудиоматериалов, по которым можно учиться, что-то снимать.

К счастью, у нас так получилось, что мы нашли базу, на которой репетируем. Она тоже находится в Подмосковье. Мы всем абсолютно довольны, у нас есть возможность записываться и репетировать чуть ли каждый день. Собственно говоря, сейчас мы находимся уже на таком уровне, когда уже в какой-то мере избавлены от начальных проблем. У нас есть определённый график, и мы ищем новые пути для своего развития. В частности, занимаемся подготовкой нового материала.

Вы называете свой стиль "core'n'roll". Что вкладывается в это понятие?

С. Волков: Можно догадаться по названию, что в принципе он связан с рок-н-роллом. У нас весёлая, энергичная музыка. А частичка "core"… Сейчас много таких коллективов, которые именуют себя "metal core", поэтому она взята оттуда.

А. Смирнов: Это своего рода элемент современности, актуальности. Мы хотим идти в ногу со временем, учиться у своих западных коллег. Но одновременно мы сделали свой собственный стиль, пойдя на определённый риск, когда назвали его столь необычно. Мы все воспитывались на классической школе "хэви метал" и "хард-рока", но нам очень близка и рок-н-ролльная тематика. Мы любим рок-н-ролльный образ жизни, любим играть концерты, веселиться, смеяться, улыбаться. И стараемся отразить всё это в музыке. Несмотря на то, что у нас достаточно агрессивный стиль сам по себе, заметная доля позитива там всё-таки присутствует.

Что такое для вас "агрессивный стиль"? Насколько наше общество готово к нормальному восприятию той агрессии, которая несётся со сцены и в искусстве?

С. Волков: Считаю, что общество вполне готово её воспринимать. Просто, может быть, нужно воспитывать слушателя. К сожалению, у нас есть только один путь: испробовать это, делать то, что нравится в первую очередь нам. Считаю, что агрессия в небольшой пропорции – это всегда хорошо, потому что мы молоды, у нас много энергии, которой хватает, чтобы заниматься параллельно какими-то своими собственными делами, зарабатывать на жизнь, а репетировать по ночам. И мы стараемся всю свою энергию по максимуму вложить в музыку, которая у нас техничная, сложная, но и мелодичная. Считаю, что в любом случае в нашей музыке должна присутствовать то, что мы молоды и активны.

А. Смирнов: Я считаю, что свою агрессию лучше выражать такими мирными способами, как это делаем мы. Это достаточно мирный способ.

Но уже в названии песни "Demolishing The Ruins" ("Разрушая руины") заложена агрессивность. О чём эта вещь?

С. Волков: Я отвечу, так как отвечал за все тексты в альбоме. Мы не пытались сделать какой-то концептуальный альбом, композиции не связаны какой-то общей темой, хотя в основном все они затрагивают социальные и морально-этические темы.

Конкретно в этой вещи есть какой-то элемент протеста?

С. Волков: Да. Главной идеей данной композиции является ситуация, когда человеку приходится избавляться от каких-то своих интересов. Допустим, в жизни что-то заставляет его избавиться от чего-то, сделать тяжёлый выбор между двумя вещами.

А. Смирнов: В заглавной песне "Demolishing The Ruins", которая открывает альбом "Noise Factory", заложена значительная доля позитива, который мы хотели донести слушателям своим диском. Эта песня была написана одной из первых, после того как мы выпустили предыдущий альбом, и явилась отправной точкой для следующих композиций.

Все песни у вас, кроме последней композиции на альбоме, которая идёт бонус-треком, на английском языке. Почему вы поёте на английском языке? Ведь здесь всё же русскоязычная страна.

С. Волков: Английский язык лучше подходит под рок-музыку, да и текст написать гораздо проще. Из-за фонетических особенностей. Конечно, есть примеры хороших вариантов и русских текстов, но в русском языке не очень много слов, состоящих из 2-3 слогов, которые хорошо ложатся на энергичную музыку.

Согласен, что в английском языке более сжато, одним предложением можно выразить то, что в русском может занять два-три предложения. Это правда, но именно только в этом причина того, что вы пишите на английском языке?

С. Волков: Есть ещё один хитрый момент. У нас очень много амбиций. Мы хотим, чтобы как можно больше людей услышали нашу музыку. Не вижу ничего плохого в том, что мы этот альбом сделали на английском, потому что мы пытаемся донести до огромной массы слушателей свое творчество. У нас есть некие планы по выпуску альбома за рубежом. И мы хотим посмотреть на реакцию слушателей там на наши композиции. Всё-таки это открывает перед нами какие-то новые горизонты. Думаю, что в будущем мы просто отследим этот момент и поймём, стоит ли экспериментировать и дальше, на третьем диске. Скорее всего, следующий альбом мы сделаем в двух вариантах: на одном будут какие-то дополнительные бонусы на русском, и второй вариант диска будет на английском языке, специально предназначенным для западного рынка.

Но в России широко представить альбом на английском языке не получится. Поэтому русский язык стоит на первом месте. Ну кто у нас наиболее популярен в рок-истории, о которой мы сегодня разговариваем? Группы "Ария" и "Кипелов", которые поют на русском языке.

С. Волков: Они же и заложили эту традицию, ибо были первыми. И уже очень сложно на данный момент молодым коллективам что-то изменить в этом плане. Наш слушатель привык. Уже не одно поколение любителей "тяжёлой музыки" выросло на творчестве групп "Ария" и "Кипелов". Но мы стараемся делать что-то своё, нащупывать какие-то новые варианты развития. Соответственно, мы будем делать выводы, и наш третий диск это покажет...

Дмитрий Добрынин, передача "Восьмая нота" (25 января 2007 г.)

Оригинальный текст интервью и запись эфира - "Радио России"

Похожие записи:


Categories: ИнтервьюTags: ,
  1. Пока нет комментариев.
Для комментирования на сайте необходима авторизация или регистрация.